Владимир ПОЛЯКОВ (verybigfish) wrote,
Владимир ПОЛЯКОВ
verybigfish

Category:

К пониманию Второй мировой.

Оригинал взят у nikyvob в От Либавы до Луги. Или грязью по танкам...
Ровно 70 лет назад - в июле 1941 года, когда немецкие танки вышли на дальние подступы к Ленинграду, генерал Ватутин издал свой печально знаменитый приказ, который обязывал красноармейцев останавливать вышеупомянутые танки «грязь-глиной», забрасывая ею смотровые щели бронетехники противника…



Под катом иллюстрированная история о том, как генерал и его армия дошли до такой жизни…

Ныне – особенно на просторах Интернета – русский человек обычно крут, отличается повышенным самомнением и гонором. Даже не верится, что он наверняка сын или внук участников Второй мировой войны, поскольку те, наоборот, весьма осторожно оценивали собственные способности – по крайней мере, в мемуарах. Если полистать, например, воспоминания тех, кого война застала в Ленинградском военном округе, то все они - от командующего фронтом до рядового – сообщают, как с особым напряжением готовились к обороне и очень опасались, что сил для этой самой обороны может не хватить. А поскольку (по причине географии) напасть на них могла только финская армия (уступавшая округу в силах во много раз), то скромность мемуаристов в оценке своих возможностей, как говорится, налицо.
И надо признать, что в скором будущем суровая реальность со всей очевидностью подтвердила обоснованность тех опасений - продемонстрировала, что «на равных» сражаться РККА не может ни с финнами, ни с немцами. Дабы остановить противника ей потребовалось даже не численное преимущество, а подавляющее количественное превосходство.
Германской группе армий «Север», располагавшейся в Восточной Пруссии, чтобы добраться до Невы и Ладожского озера, было необходимо преодолеть по весьма сложной местности около тысячи километров.



Хороших дорог на предстоящем театре боевых действий имелось мало, а вот леса, болота и водные препятствия наличествовали в изобилии. К тому же, будущий неприятель – советский Прибалтийский военный округ (преобразованный после начала войны в Северо-Западный фронт) обладал более чем двукратным превосходством в танках и авиации. Вдобавок у Пскова еще начиналась территория следующего – Ленинградского военного округа, насыщенного людьми и техникой даже больше, чем Прибалтийский. При грамотном руководстве они вполне могли серьёзно замедлить продвижение немцев в глубь Прибалтики и остановить их наступление с помощью подошедших резервов в районе старой границы, опираясь на уже давно построенные там укрепрайоны.

Командующий группой армий «Север» фельдмаршал фон Лееб


Противники фон Лееба


Итак, 22 июня 1941 года.
Группа армий «Север» - 683 танка и самоходных орудия (151 танк по классификации «средних» - 71 Pz III и 80 Pz IV, «тяжелых» нет).
Северо-Западный фронт – 1706 танков (по классификации «тяжёлых» - 32 КВ-1, 19 КВ-2, по классификации «средних» 50 Т-34, 57 Т-28).
Фронт также располагал 301 пушечным бронеавтомобилем, которые были оснащены противотанковой пушкой и при умелом обращении представляли для всех германских танков (включая «средние») серьёзную опасность.
Кроме того, советские войска в Прибалтике имели свыше 3500 стволов полевой артиллерии и свыше 500 зениток разных калибров. Образно говоря, каждый германский танк, шёл на 10 советских орудий, большинство из которых являлись именно специализированными противотанковыми средствами повышенной мобильности – могли легко и быстро перебрасываться на большие расстояния. То есть, необходимое вооружение присутствовало в изобилии. Требовалось лишь с умом им распорядится, – держать в исправности и так расставить соединения, чтобы им было максимально удобно встретить врага, оказать помощь соседу и при нужде отойти на заранее подготовленные позиции.

Современная реконструкция бронетехники противников
Германия


Легкие танки
PzKpfw I Ausf.В





Средние танки

PzKpfw IV Ausf.Е


Самоходные орудия



Бронеавтомобили и бронетранспортеры

Sd Kfz 231


Sd Kfz 253


СССР
Тяжелые танки



Средние танки




Легкие танки









Бронеавтомобили
БА-20

БА-6




Наиболее рациональное решение для советской стороны – отвести войска на рубеж Западной Двины, а перед ней оставить один из механизированных корпусов. Его танки, броневики и моторизованные пехота с артиллерией, маневрируя по свободной территории, устраивая засады у мостов и перекрёстков, задержали бы неприятеля на несколько дней – пока остальные части готовились бы встретить его на восточном берегу широкой реки. Однако командование Прибалтийского округа выбрало, мягко говоря, очень непонятный вариант обороны – половину соединений растянуло тонкой ниткой вдоль самой границы, а остальные раскидало в тылу - по всему округу.
В результате немцы уже в первый день смяли советские приграничные заслоны и глубоко вклинились на территорию СССР (56-й моторизованный корпус прошёл, например, до 70 километров). К исходу 24 июня факт полного разгрома Северо-Западного фронта уже не вызывал сомнений. В его составе осталось не более десятой части (от довоенной численности) танков и бронеавтомобилей.

22 июня. Мотоциклисты 36-й моторизованной дивизии рассматривают первых пленных. На первом плане виден кузов, сброшенного в канаву тягача «Комсомолец»


Солдаты 36-й моторизованной дивизии осматривают подбитый советский танк Т-28 из 2-й танковой дивизии 3-го механизированного корпуса


6-я танковая дивизия Вермахта на марше






Солдаты 6-й танковой дивизии Вермахта проезжают мимо брошенного советского танка Т-28 из 2-й танковой дивизии РККА


В литовской деревне радостно встречают мотопехоту 6-й танковой дивизии Вермахта


6-я танковая дивизия Вермахта отдыхает в литовской деревне


6-я танковая дивизия Вермахта у Западной Двины. На заднем плане грузовики «Хеншель» везут понтонный парк


Подбитые и брошенные советские тяжелые танки КВ-2 из 2-й танковой дивизии 3-го механизированного корпуса







Подбитые и брошенные советские тяжелые танки КВ-1 из 2-й танковой дивизии 3-го механизированного корпуса






Литва, район Алитуса. Подбитые советские средние танки Т-28 из 5-й танковой дивизии 3-го механизированного корпуса





Литва, район Алитуса. Брошенные советские средние танки Т-34 и БТ-7 из 5-й танковой дивизии 3-го механизированного корпуса



24 июня. Танки Вермахта в Вильнюсе



Советский плавающий танк Т-38 и бронеавтомобиль БА-10, брошенные на улице литовского города.


Подбитый и сгоревший советский бронеавтомобиль БА-10 на литовской дороге


БТ-7 из 2-й танковой дивизии РККА, подбитые в первые дни войны





БТ-7 из 5-й танковой дивизии РККА, брошенный на литовской дороге


PzKpfw III Ausf.Н из 1-й танковой дивизии Вермахта, подбитый в бою со 2-й танковой дивизией РККА


Моторизованная дивизия СС «Мертвая голова» борется с литовским бездорожьем



Легкие танки Т-26 из 23-й танковой дивизии 12-го механизированного корпуса РККА



В Москве подобный оборот событий вызвал растерянность, обернувшуюся еще одним непонятным вариантом обороны – остаткам войск в Прибалтике, вместо приказа отойти на укреплённые рубежи старой границы, дали указание сбросить немцев с захваченных плацдармов на Западной Двине и 25 июня послали им на помощь 21-й механизированный корпус из Московского военного округа. Корпус был слабо укомплектован (бронетехники не более чем в моторизованной дивизии) и располагался достаточно далеко. Поэтому опять все закончилось печально.

Вместе с другими немецкими солдатами по Прибалтике в эти дни шагал и писарь 506-го пехотного полка 291-й пехотной дивизии Георг Гундлах. Эти фото из его альбома













Советский грузовик и убитые красноармейцы на дороге в Латвии


Разгромленная колонна 24-го стрелкового корпуса РККА


Горит Т-26 из 23-й танковой дивизии 12-го механизированного корпуса РККА


56-й моторизованный корпус Вермахта на берегах Западной Двины. На плацдарме у Даугавпилса части 8-й танковой дивизии




Генерал Манштейн (командир 56-го моторизованного корпуса) дает указания командиру 8-й танковой дивизии генерал-майору Бранденбергу (в очках)


Северный фронт (бывший Ленинградский военный округ) все июньские дни, пока громили его западного соседа, вел себя в высшей степени загадочно – убирал с дороги у немцев наиболее боеспособные войска, перебрасывая их на север. 1-я танковая дивизия из базировавшегося рядом с Псковом 1-го механизированного корпуса (примерно 400 танков и бронеавтомобилей), которую еще 17 июня начали зачем-то отправлять в Карелию, продолжала грузиться в эшелоны – последний состав ушёл 24 июня. Остальные соединения корпуса (еще примерно 700 танков и бронеавтомобилей) в середине дня 22 июня рванулись в обратную от Прибалтики сторону – к Ленинграду. А располагавшийся южнее Ленинграда 10-й механизированный корпус (более 600 танков и бронеавтомобилей) переправился через Неву и поспешил к Финской границе.
К счастью для командования фронтом, уже вечером 23 июня в чьей-то голове созрела «альтернативная мысль», что укрепрайоны на старой границе могут не сдержать немцев. Этот момент не уверенности в собственных силах и спасёт через пару недель все советские армии на пространстве между озёрами Ильмень и Онежским от полного разгрома. В Смольном решили в спешном порядке возводить дополнительную – тыловую линию обороны по реке Луге. На строительные работы сразу же погнали сотни тысяч жителей Ленинграда и области. И так как свободных войск для обороны нового рубежа не имелось (всё придвинули к финской границе), то у партийного руководства города родилась идея создать не профессиональное военное, а так сказать, полулюбительское вооруженное формирование – 200-тысячную Ленинградскую армию народного ополчения (ЛАНО). Наполнить её кадрами должны были не обычные призывники (их уже забрали в армию), а те, кто имел производственную бронь, разные отсрочки и не подошёл Красной Армии по здоровью.

Ленинград. 22 июня




Смольный, закрытый маскировочной сетью


Андрей Жданов – сталинский наместник, руководивший Ленинградом и Ленинградской областью. Именно он отвечал за создание Лужского рубежа и армии ополченцев











Параллельно Северный фронт успел 25 июня напасть на Финляндию. Но ни в воздухе, ни на земле успеха не добился. А немцы тем временем, разогнав в районе Западной Двины последние части Северо-Западного фронта, почти не встречая сопротивления, двигались к старой границе. Поэтому в Москве, наконец, вспомнили о дивизиях, сконцентрированных вокруг Ленинграда – приказали срочно перебросить 1-й механизированный корпус обратно к Пскову и Острову. А из глубины страны на этот же участок выдвинули 41-й стрелковый корпус.
Однако было уже поздно – противник первым успел выйти к укрепрайонам старой границы. И советским дивизиям пришлось не обороняться, а наступать - с целью вернуть выгодные рубежи.

Подвижные части Вермахта, почти не встречая сопротивления, продвигаются к укреплениям на старой советской границе
Колонна 1-й танковой дивизии



PzKpfw.38(t) 8-й танковой дивизии


PzKpfw.35(t) 6-й танковой дивизии


К той же границе, но с другой стороны, торопится противотанковая артиллерия РККА



БТ-7 и БА-10 из 3-й танковой дивизии 1-го механизированного корпуса спешат к Острову



Встречный бой снова закончился в пользу германской армии, несопоставимо лучше подготовленной в профессиональном отношении. Она опять со сравнительно небольшими потерями превратила в металлолом сотни советских танков и бронеавтомобилей. Впрочем, у Северного фронта оставался еще один солидный «бронированный кулак» – 10-й механизированный корпус и 1-я танковая дивизия, отправленные в начале войны на финскую границу. Их и решили вернуть обратно – бросить в качестве последнего резерва навстречу немцам.
Но потерянного времени-то не вернешь. Германские моторизованные части взяли 9 июля Псков и выскочили на «финишную прямую» к Ленинграду. Именно в эти дни генерал Ватутин и отдал свой приказ отчаяния «грязь-глиной по танкам», а в еще не законченные укрепления Лужского рубежа погнали толпы практически не обученных ополченцев.



БТ-7 из 3-й танковой дивизии 1-го механизированного корпуса после сражения за Остров


КВ-2 из 3-й танковой дивизии РККА, подбитый в районе Острова







6-я танковая дивизия Вермахта в районе Пскова. Впереди Ленинград…
















В конце июня – начале июля одна из лучших в РККА – 1-я танковая дивизия бессмысленно теряла технику в районе Алакуртти





А на Луге немцы в очередной раз перемололи значительную часть советских соединений – и людей, и технику. Но в последний момент всё-таки забуксовали в лабиринте укреплений, завалов искорёженного металла и груд человеческих тел, остановившись перед Лугой на целых три недели…

Советский тяжелый танк КВ, подбитый в районе Луги


Кроме танков 10-го механизированного корпуса, на Луге действовала элитная часть – танковый полк Ленинградских Краснознаменных бронетанковых курсов усовершенствования командного состава (ЛКБТКУКС), укомплектованных КВ и Т-34. Он также понес серьезные потери





Танкисты ЛКБТКУКС в перерыве между боями


Середина июля. Группа армий «Север». Немецкие солдаты у трофейного советского орудия


Экипаж танка КВ, вырвавшегося из окружения


Тем не менее, статистические итоги Прибалтийского сражения для группы армий «Север» выглядели блестяще – усилиями главным образом лишь двух моторизованных корпусов (располагавших всего шестью сотнями танков) они за двадцать дней преодолели более 600 километров и выбили из рядов Красной Армии по официальным советским данным 2523 (ДВЕ ТЫСЯЧИ ПЯТЬСОТ ДВАДЦАТЬ ТРИ!!!) танка. И более 500 бронеавтомобилей…



В Вермахте и Люфтваффе волшебники, разумеется, не служили. Просто профессиональный уровень их оппонентов в красноармейской форме оказался «ниже плинтуса» - они сами создали все условия для того, чтобы их били по частям. Если бы в ряды советского руководства внедрился вдруг шпион-диверсант, то сей злодей всё равно не смог бы сделать больше.
Любопытно также, что командующий Северо-Западным фронтом генерал-полковник Ф. И. Кузнецов «вышел сухим из воды». «Отец народов» не предъявил ему никаких претензий. Даже, наоборот, доверил вскоре командовать войсками Центрального фронта, а потом в Крыму, где генерал в обоих случаях снова столь же скандально был «размазан по стенке» противником, однако опять без последствий для собственного здоровья. А виновниками разгрома в Прибалтике товарищ Сталин объявил подчинённых Кузнецова - начальника штаба Северо-Западного фронта генерал-лейтенанта Кленова и командующего ВВС Северо-Западного фронта генерал-майора Ионова. В козлы отпущения назначили также командира 41-го стрелкового корпуса генерал-майора Кособуцкого. Всех естественно расстреляли. Место Клёнова занял генерал Ватутин, сразу же прославившийся идеей о противотанковой «грязь-глине»…

Генерал Ватутин (стоит)


Самое удивительное, что в число врагов народа в июле 1941-го попал и генерал-лейтенант Пядышев, войска которого остановили немцев на Луге. В те мгновения, когда казалось, что неприятель всё же опять прорвется, он высказал в слух всё, что думает об интеллектуальном потенциале начальства. А это уже антисоветская агитация…

Tags: 2-я Мировая, Сталин, предательство
Subscribe

promo verybigfish july 13, 2017 10:42 62
Buy for 100 tokens
ЧТО же читают теперь прогрессивные россияне? ЧЕМ интересуются? Непрогрессивные - ладно, они читают всякое. Но что ценят те, кто претендует быть в лидерах общественного мнения? ЧЬИ тексты требуют того, чтобы их ОБЯЗАТЕЛЬНО прочли? У каждой группы свои авторитеты? Нет сегодня авторов качественных…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments